Книжно-Газетный Киоск


Есть ли свет в конце туннеля?
(послесловие к саммиту в Хельсинки)


В предыдущем выпуске "Смоленки" ветеран дипслужбы, ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО В. П. Козин обещал поделиться своими суждениями о прошедших в финской столице переговорах президентов России и США. Публикуем предоставленный им материал…
Хотя Владимир Путин и Дональд Трамп дали своему первому полноформатному контакту в целом позитивные оценки, тем не менее, точки зрения независимых экспертов на произошедшее событие можно охарактеризовать в лапидарном виде четырьмя словами: осторожный и весьма ограниченный оптимизм.
Обратило на себя внимание, например, то, что после хельсинского саммита оба президента не подписали никаких итоговых документов даже декларативного характера. Они ограничились только изложением своих национальных позиций на прошедшей после встречи пресс-конференции в своих вступительных частях, а также ответили на весьма ограниченный по количеству и по времени круг вопросов представителей СМИ. "Двусторонние отношения переживают сложный период", признал Владимир Путин. "Наши отношения никогда не были хуже тех, которые мы видим сейчас", разделил его оценку Дональд Трамп.
Остаются в полном объеме незаконно и неоправданно введенные американской стороной жесткие антироссийские торгово‑экономические и финансовые санкции. России не возвращают рейдерски захваченную в США российскую дипломатическую собственность, кстати говоря, в нарушение и американского законодательства.
Вновь раздута шпиономания в привязке к России. Не утихает заезженная пластинка о "вмешательстве Москвы" в избирательную кампанию Америки. Добрались даже и до переводчика, который переводил Дональду Трампу во время беседы с Владимиром Путиным. Явный моветон в дипломатической практике!
Очевидно, что главу американского государства связывают по рукам и ногам. И, похоже, он поддается столь беспрецедентному нажиму, умело взятый, если пользоваться спортивным термином, "в коробочку".
Американская правящая и оппозиционная элита так накрутила себя в сверхнегативном восприятии России и ее политики, что США уже не могут просто так, "по щелчку пальцев", изменить то, что они наговорили и понаписали про государство российское за последние четыре года. Если внимательно прочитать только итоговые документы последнего саммита НАТО в Брюсселе, то можно выйти на крайне пессимистический прогноз: со столь враждебными формулировками в адрес Российской Федерации, которые не имеют под собой никаких документально подтвержденных оснований, о существенном перспективном прогрессе в российско-американских отношениях можно только помечтать.
Следует обратить внимание и на такой факт: если мы зачастую именуем американцев как "партнеры" (в последнее время "коллеги"), то они нас величают "конкурентами" или "серьезными конкурентами" (это в мягкой упаковке), или "агрессорами" и даже "аннексорами" (в жесткой кожуре).
Обратило на себя внимание и то обстоятельство, что в то время как глава российского государства отразил в своем заявлении для прессы проблематику стратегической стабильности, которую надо укреплять, а также упомянул о возможности обсуждения вопроса о продлении срока действия Договора СНВ‑3, обмена мнениями относительно противоракетной обороны и соблюдения Договора о ликвидации РСМД, а также тематики размещения оружия в космосе, то его американский визави предпочел вообще не распространяться на эти темы — даже по касательной траектории. Сел лишь на своего любимого конька — заговорил только о северокорейской ракетно-ядерной проблеме, появлению которой всячески способствовали его предшественники.
В то же время бесспорные факты свидетельствуют о следующем. Вашингтон продолжает нарушать отдельные положения Договора СНВ‑3, в частности, американские военные скрытно переоборудовали под установку ракет-перехватчиков противоракетной обороны шахтные пусковые установки, размещенные на континентальной части страны и предназначавшиеся для загрузки МБР; Пентагон сохранил 450 шахтных пусковых установок (ШПУ) под 400 МБР, не предоставляет российской стороне информацию о предназначении и задачах МБР и БРПЛ, оснащенных неядерными боезарядами, сохраняет возможности по приданию стратегическим тяжелым бомбардировщикам "В‑1 В" вторичного ядерного статуса; была переоборудована часть пусковых установок БРПЛ "Трайдент‑2" и тяжелых бомбардировщиков "В‑52 Н" таким образом, что российская сторона не может подтвердить приведение этих СНВ в состояние, непригодное для использования БРПЛ и ядерного вооружения тяжелых бомбардировщиков, а также были произвольно переквалифицированы в категорию "учебных шахт" некоторые ШПУ.
Соединенные Штаты нарушили, не ратифицировали, денонсировали и отказались обсуждать 12 двусторонних и многосторонних договоров в сфере контроля над вооружениями. Стали рекордсменом.
США и НАТО накопили в общей сложности 15 нерешенных проблем в области контроля над вооружениями. В частности, Вашингтон наотрез отказывается обсуждать проблемы полного вывода национального тактического ядерного оружия с территории пяти зарубежных государств, предотвращения размещения оружия в космическом пространстве и введения ограничений на ударно-боевые средства противоракетной обороны.
Вашингтон и Киев отвергли идею Москвы о проведении референдума на Донбассе. А именно такое предложение прозвучало с российской стороны на саммите 16 июля. Зато практически сразу после его завершения поступило сообщение о готовности США направить Украине дополнительную военную "помощь". Это означает, что Вашингтон намерен и впредь поощрять реального "агрессора" к новым военным преступлениям на Донбассе, где от пуль, снарядов мин и ракет ВСУ уже погибли 12 тысяч человек и 22 тысячи получили ранения. А всего, по имеющимся данным, Украина за последние четыре года получила на продолжение войны в Донбассе свыше одного миллиарда долларов.
Если Дональд Трамп воспользуется методом Авраама Линкольна, который утверждал, что он всегда был в выигрыше, когда своих врагов превращал в друзей, то это будет позитивный итог. Но если 45‑й президент США будет настроен на иной путь, а именно требовательно-нажимной, да еще с предупреждением, что, мол, если не пойдете мне на уступки, то окажетесь "моим врагом", то он действительно может создать еще большие сложности в двусторонних отношениях с Россией.
Полагаю, что без конструктивного решения обозначенных выше проблем на основе взаимного уважения, равенства и равной безопасности "сторон-конкурентов" какого-то видимого прогресса в выправлении российско-американских отношений ожидать весьма непросто. Если вообще это будет возможно.