Книжно-Газетный Киоск


НАТАЛИЯ ЛИХТЕНФЕЛЬД.



"ПОГЛУБЖЕ В СНЕГ УЛЕЧЬСЯ"



Наталия Лихтенфельд, уроженка Воронежа и выпускница Тамбовского иняза, почти тридцать лет (в силу коллизий судьбы) живет в Германии, в Берлине. За эти годы стала одним из лучших в мире филологов-германистов, переводчиком русской литературы на немецкий язык. Она перевела книги современных писателей Александра Файна, Эдуарда Просецкого, Николая Хлестова и многих других, произведения отечественной классики.
Но, прежде всего, Наталия Лихтенфельд — замечательный поэт, автор двух книг стихотворений.
Вот это стихотворение мне нравится особенно.



* * *

Поглубже в снег улечься,
Чтоб не оледенеть.
А чтобы не обжечься —
Заранее сгореть.

А чтоб не обижаться —
Самой сказать "прости".
А чтобы докричаться —
На шепот перейти.

(Стихотворение с портала www.futurum-art.ru)

Я всегда считал и считаю, что поэзия — материя религиозная. Стихи — это и молитва, и — чаще всего! — исповедь.
Наталия Лихтенфельд показывает единственно верную и жизнеспособную, на мой взгляд, модель поведения человека в социуме. Это позиция человека, глубоко верующего, думающего о душе. И только о душе. Все остальное — тлен.
Именно такая поэзия (поэзия мудрости и всепрощающей просветленности!) помогает мне жить.



ЕЛЕНА КАЦЮБА.



"Я И ТЫ"

Москвичка Елена Кацюба в рамках известной лексической палинромической основы — "я и ты бытия" — использует максимально широкую палитру тропов и версификационных приемов. Ее стихотворение, написанное четырехударным дольником, строфично, насыщено не только анафорой, но и яркими метафорами, богатыми аллитерациями и внутренними рифмами: силы—жилы; база—фаза и т. д.
Палиндромическое стихотворение Елены Кацюбы имело бы абсолютную ценность, даже если бы оно не читалось одинаково слева направо и справа налево.
Палиндромическое творчество оказалось той лакмусовой бумажкой, которая легко отличает подлинное искусство от умелого (или неумелого) версификаторства. Владения палиндромной техникой недостаточно для того, чтобы создать поэтический шедевр. Для этого надо все-таки быть поэтом.



Я И ТЫ

Я и ты — бог, эго бытия,
Я и ты — Бах эха бытия,
Я и ты — бутон нот у бытия,
Я и ты — балет тела бытия.

Я и ты — бури миру бытия,
я и ты — бич у тучи бытия,
я и ты — беда в аде бытия,
я и ты — бензин из небытия.

Я и ты были силы бытия.
Я и ты были жилы бытия.
Я и ты — база, фаза бытия.
Я и ты будем мед у бытия.



СЕРГЕЙ БИРЮКОВ.



"ЕДВА УСПЕЕШЬ ВЫЙТИ ИЗ ДОМА…"



Сергей Бирюков родился в 1950 году в Тамбовской области, в деревне Торбеевке. После школы работал на заводе. Окончил историко-филологический факультет Тамбовского госпединститута. Служил в армии. Работал в газете "Комсомольская знамя", преподавал в Тамбовском университете, в котором сейчас является почетным профессором.
Кандидат филологических наук, доктор культурологии, историк и теоретик русского авангарда. Автор ряда поэтических и теоретических книг, многих публикаций в российской и зарубежной периодике. Стихи переведены на 15 языков. Лауреат Международного литконкурса в Берлине, Второй берлинской лирикспартакиады. В настоящее время преподает русскую литературу и культуру в учебных заведениях Галле (Германия), Тамбова, Москвы, Санкт-Петербурга.
Сергей Бирюков пишет и замечательные традиционные стихи, и не менее талантливые верлибры.
Он — один из самых известных на сегодняшний день русских поэтов за границей.
Кроме того, Бирюков — выдающийся популяризатор русской культуры и поэзии за рубежом.
Мы дружим с Сергеем Евгеньевичем более 35 лет. И я очень дорожу этой дружбой с моим старшим товарищем. Стихи его — загадочные, всегда неожиданные, полисемантичные — люблю фактически с детства, когда еще ходил в его литературную студию "Слово". Это было очень давно, в городе Тамбове.



* * *

едва успеешь выйти из дома
и запнешься на перекрестке
эта окрестность тебе знакома
пыльца небесная белей известки

остановись посчитай ступени
раздвинь шиповник кровавя пальцы
из ниоткуда возникнут тени
и вопрошая пройдут скитальцы

сквозь мелкий морок дождя и снега
проступит лика овал печальный
в колючий сумрак вплывет омега
внезапно вспыхнет глагол начальный

(Стихотворение из газеты "Поэтоград", № 8, 2013)



АЛЕКСАНДР ТИМОФЕЕВСКИЙ.



"ОН ИЩЕТ ЧИТАТЕЛЯ, ИЩЕТ…",
"ТЕРЯЮ СЛОВА И ПРЕДМЕТЫ…"

Писать о стихах близких людей, друзей очень трудно. Большое, как писал Сергей Есенин, видится на расстоянии.
У Александра Тимофеевского множество шедевров. "Один сумасшедший напишет…", "Теряю слова и предметы…", "Быть может, не во сне, а наяву…" и другие замечательные стихотворения.
Если обычно я пишу в этой рубрике об одном стихотворении поэта, то сейчас хочу сказать о трех.
Александр Тимофевский не очень любит свои шлягеры — "Песенка крокодила Гены", "Он ищет читателя, ищет…", но поэту, на мой взгляд, хорошо иметь в запасе стихотворение, которое знают ВСЕ. Например, Александра Аронова знают, прежде всего, как автора слов к песне "Если у вас нет собаки…", но это не умаляет качество других его стихов. Но — привлекает к ним внимание.
"Песенка крокодила Гены", конечно, стала самым известным произведением Тимофеевского, но, полагаю, в историю русской литературы он войдет как автор совсем других стихотворений.
Александр Тимофеевский состоялся как выдающийся лирический поэт, как автор поэм, как поэт высокого гражданского звучания.
Итак, два стихотворения Александра Тимофеевского.



* * *

Он ищет читателя, ищет
Сквозь толщу столетий, и вот —
Один сумасшедший — напишет,
Другой сумасшедший — прочтет.

Сквозь сотни веков, через тыщи,
А может, всего через год —
Один сумасшедший — напишет,
Другой сумасшедший — прочтет.

Ты скажешь: "Он нужен народу…"
Помилуй, какой там народ?
Всего одному лишь уроду
Он нужен, который прочтет.

И сразу окажется лишним —
Овации, слава, почет…
Один сумасшедший — напишет,
Другой сумасшедший — прочтет.



* * *

Теряю слова и предметы,
Теряю ключи от дверей,
Легко забываю советы,
Рецепты слепых лекарей.

Пытаюсь припомнить, нахмурясь,
А память сплывает, как дым.
Не помню названия улиц,
Что рядом с жилищем моим,

Куда я иду и откуда,
Стою на котором мосту,
Но знаю — вокруг меня чудо
И вижу одну красоту.

19.08.2017

Александр Тимофеевский очень близок мне по мироощущению, я думаю, он сумел выразить чаяния многих людей, его строки врезаются в память — раз и навсегда.
Сегодня старейшина поэтического цеха Александр Тимофеевский в расцвете творческих сил. Работает над новыми книгами. Я рад, что имею честь быть его издателем.

 Евгений СТЕПАНОВ