Книжно-Газетный Киоск


О СТИХАХ ЕВГЕНИЯ СТЕПАНОВА, ОПУБЛИКОВАННЫХ В «ЛИТЕРАТУРНОЙ ГАЗЕТЕ»

Ясность мысли сочетается с силовым полем культуры; и упомянутый в стихотворении Заболоцкий, кажется, спокойно-благожелательно наблюдает за таинственными мерцаниями, которые может предложить система дзен:

Я изменял себе, позорнее измен,
Прав Заболоцкий, нет, и не бывало сроду.
А колокольный звон похож (дин-дон) на дзен.
А мой невольный стон понятен небосводу.

Способность к жесткой самооценке часто вшифрована в произведения Евгения Степанова, никаких поблажек: только так можно достичь высот.
Жизнь, как смесь: в ней все… перетекает в иное: холод в тепло, молчание в речь, магазин в лабораторию; так же строятся и стихи Степанова, чьи механизмы выверены, хорошо отлажены и действуют согласно законам, которые устанавливает сам поэт.
…Горе сгущается в строки; они естественны, как дыхание, и сильны, как мускулы этого самого (не принять! а принять надо!) горя:

Это кто такой? Калека?
Призрак? Сказочный герой?
Половина человека
Ходит по земле сырой.

Ходит вдоль домов, коттеджей,
Шепчет горькие слова
И все плачет об ушедшей
Половине номер два.

Половина человека…
Человек, потерявший человека… И никто не поможет, никто, никогда.
Если только жизнь?
Но проверять на себе истинность словосочетания «время лечит» — слишком болезненная процедура.
Никто не избежит.
Сложность эмоций передается через простоту строк и — предметность мира; и гудит в сознании читателя сложность эта, тяжела, как сам космос:

…Дача. Тихо. Шепчет ель
То, что не осмыслишь сразу.
А холодную постель
Не согреешь по приказу.

Евгений Степанов — очень разнообразный поэт: он пишет фигурные стихи, и прихотливо вьющееся содержание точно соответствует узорам строк; он пишет верлибры, что идут острым вектором мысли, часто парадоксальной:

синее как Гжель небо
ждет сигналов желтой песочной почвы
небо и почва совместными усилиями
делают самую интересную продукцию

Он использует самые глобальные понятия, прорываясь к той высоте, с которой видна цель — и человека, и бытия.
 

Александр БАЛТИН