Книжно-Газетный Киоск


Семён Резник
«Мечников»

Издание 2-е, исправленное и дополненное
М.: «Вест-Консалтинг», 2021


Под занавес 2021 года книжная серия «Судьбы выдающихся людей» пополнилась новой книгой: переизданием научно-художественной биографии И. И. Мечникова, впервые увидевшей свет в 1973 году в серии ЖЗЛ. Непростая судьба у этой книги: высоко оцененная критиками, она моментально исчезла с полок книжных магазинов, а после эмиграции автора из СССР в 1982 году была изъята из библиотек, став библиографической редкостью. Настоящее издание претерпело небольшие авторские поправки и дополнения, и вот — долгожданное второе рождение.
Семён Резник — автор историко-биографических повестей и жизнеописаний — выстраивает эту книгу в формате, свойственном жанру художественной биографии, укладываясь в основные вехи человеческой жизни: родился-учился-женился-работал-доживал свой век, однако, делает это популярным и доступным языком, ссылаясь, как свойственно биографу, на воспоминания современников и, конечно, на «Академическое собрание сочинений» самого Мечникова.
Взяв в руки эту книгу, поначалу думаешь: что-то знакомое, эту фамилию мы не раз слышали на уроках биологии… Ах, да. Фагоцитарная теория иммунитета, борьба с холерой, наконец, знаменитая простокваша! Актуально? Более чем… Кроме нескольких скупых фактов, почерпнутых из школьных учебников, мы — в большинстве своем — почти ничего не знаем об Илье Мечникове.
Между тем его жизнь и судьба достойны если не высокобюджетной экранизации, то как минимум — пристального внимания. Начинаешь читать эту книгу — и тяжело оторваться. Глядя на обложку, на фотографию почтенного ученого с окладистой бородой, трудно поверить, что в детстве и юности домашние называли его «господин Ртуть». Нервный ребенок, самый младший, но самый любознательный в семье… Вот уж действительно, не предугадаешь, из какого ребенка что получится! Да и кто знает, может быть, если бы в детстве его учили музыке, то не перевернул бы Илья Ильич научный мир, а потряс бы мир музыкальный. Ибо музыка с детства стала его утешителем: «Только когда кто-нибудь садился к роялю, он затихал, забирался с ногами в старое кресло и мог часами затаив дыхание слушать музыку».
Да и личная жизнь великого ученого сложилась весьма интересно. Во‑первых, он был, как сейчас сказали бы, «чайлдфри». Считал «преступлением производить на свет другие жизни». А во‑вторых, история двух его браков не менее примечательна, что первого — с добродушной Людмилой Федорович, неизлечимо больной туберкулезом, что второй — с собственной ученицей. Это сейчас почти никого не волнует, что муж вдвое старше жены, а тогда союз шестнадцатилетней гимназистки и тридцатилетнего ученого вызвал как минимум яростные возражения со стороны отца девушки… Но именно в браке с Ольгой Белокопытовой, талантливой мемуаристкой (то и дело в книге встречаются отсылки к ее дневникам), Илья Ильич обрел настоящее счастье. Все это Семён Резник описывает, будучи единым в двух лицах: с одной стороны, не имея права с начала давать читателю понять, что ему известна судьба описываемой личности, а с другой стороны, твердо ведя свою линию, определившись, на каких фактах его жизни заострить внимание, а что — упомянуть вскользь. Надо сказать, что автор практически ничего не оставляет «за бортом»: выстроив «режиссуру» повествования, он скрупулезно вплетает в общую канву факты, практически неизвестные широкой аудитории. Много внимания уделяется встрече И. И. Меч-никова с Л. Н. Толстым. И как же иначе: оба они — отступники. Одного отлучили от Церкви, другой после смерти завещал себя кремировать (мягко скажем, удивительно для начала XX века). Книга Семёна Резника, в которой изложены реальные факты, читается как увлекательный роман: ох, и времечко было! А историческая параллель просматривается без прикрас: в XIX веке лекарство от холеры еще не было изобретено… Интересно, в наше время увлеченный школьник будет выдавать себя за студента, пытаясь получить доступ в университетскую лабораторию?..
Да и нельзя рассматривать жизнь замечательного ученого в отрыве от культурной среды. Мы-то привыкли считать достижения: открыл то, сделал это… Но поиск — вся жизнь человека, посвятившего себя науке. И — мировоззренческие, вечные вопросы, к которым все время возвращается Илья Ильич: есть ли жизнь после смерти? В чем смысл жизни? А нам интересно: чем же завершится встреча двух гениев: «Чего он хотел? На что надеялся? С какой целью ехал? Ведь не думал же он, что убедит Толстого в истинности своей и неистинности его Истины, и не думал, конечно, что Толстой переубедит его…». К счастью, с изменением политического климата в России теперь уже нет нужды ни скрывать свои религиозные убеждения, ни отрицать существование нематериального мира. А значит, мы имеем возможность прикоснуться к тому, что не укладывается в жесткие рамки «официальной» биографии. Это увлекательно, мысленно можно спорить, вставать на ту или иную сторону, а главное — автор дает понять, что и тот, и другой, при всех их гениальности, — такие же люди, как и мы, со своими ошибками и «заморочками».
Семён Резник в своей книге раздвигает рамки жанра институциональной биографии: заданной карьеры, происхождения, социального статуса, благодаря чему жизнеописание Ильи Мечникова не превращается в «послужной список». При этом данная книга выполняет свою задачу: автор проводит подробный анализ вклада ученого в развитие отечественной науки, дает определение его места в интеллектуальном окружении эпохи. О том, как проходили исследования холерной «запятой», о вхождении в научный мир и профессиональной деятельности русского и французского биолога в книге рассказано весьма захватывающе. Это не школьный учебник: тут человек неотделим от своего дела, а успехи и провалы в исследованиях неотделимы от методов мышления исследователя.
Со временем некоторые научные достижения меркнут, поскольку науке свойственно постоянно менять русло. Другим же свойственно стать «взрывными», становиться исходной точкой новых направлений. В книге Семёна Резника целые главы посвящены главным исследованиям Мечникова: «Иммунитет», «Работы по старению», «Работы по сифилису». Да, и «нехорошую» болезнь Илья Ильич тоже исследовал, открыл новые горизонты в ее изучении и доказал, что она излечима. Что же касается старости… патетические слова Мечникова: «Человечество будет обладать возможностью схватить костлявую смерть за фалды савана и задержать ее, — кто знает на сколько времени», — многое скажут о противостоянии великого ученого и неизбежного старения. Нет, от этой напасти лекарства он не нашел, зато благодаря Илье Ильичу весь мир узнал о пользе кисломолочных продуктов: говорим «Мечников» — подразумеваем «простокваша». Этот великий труженик заложил основы геронтологии — науки о продолжении жизни.
Трудоемкую реконструкцию жизни этого удивительного человека Семён Резник осуществил в полном объеме, изящно закольцевав судьбу ученого: в последней главе получение микробиологом Нобелевской премии соседствует с окончанием длинного дня в Ясной Поляне.
…На прощание, по легенде, Толстой сказал своему гостю: «Вашу простоквашу я пью и обещаю прожить до ста лет». Имело ли их общение продолжение? Читайте об этом в обновленной книге Семёна Резника.
 

Ольга ЕФИМОВА