Книжно-Газетный Киоск


ПОЛУШУТКИ В ПОЛУШУБКЕ

В 2002-м году в журнале «Юность»
в нескольких номерах были опубликованы
своеобразные шуточные портреты — около
100 эпиграмм и шаржей Юрия Влодова
на современных литераторов. Здесь даны
некоторые из них.

Александру Солженицыну
Высокую планку блюдет Солженицын!
Он Бродского сек за словесный понос…
На Музе Толстого мечтал ожениться,
Но Муза Толстого воротит свой нос…

Андрею Вознесенскому
Вознесенский! Андрэ!
Вам в нетленку? — антрэ!

Белле Ахмадулиной
Хоть и вязь твоя дивно-матова,
И щедра Господня десница,
Ни Цветаева, ни Ахматова
Не хотят никак потесниться.

Евгению Евтушенко
Евтушенко стоит в мутной Лете
                       по пояс — не глыбко.
Сам себе и старик, и старуха,
                     но только не рыбка.

Борису Васильеву
Клонятся над дачей дяди Бори
Тихие литфондовские зори.

Фазилю Искандеру
Тянул Фазиль туманно, млечно,
Смакуя гордое вино:
«В конечном счете — все конечно…
Но!...»

Василию Белову
Приветим смачного Белова,
Он к нам приходит из былого,
Жуем, Васюту не коря,
«Бухтины» деда Щукаря.

Константину Ваншенкину
Окопный привет
От Ваншенкина Кости!
Он к нам — как поэт —
Насовсем или в гости?

Александру Кушнеру
Да, Пушкин — Александр.
И Кушнер — Александр.
Но тот — колосс колоссов,
А этот — отголосок.

Вячеславу Куприянову
Прочисти огнемет верлибра, —
Верлибра крупного калибра.

Виктору Сосноре
Строгай, поэт, изделия —
Фигурные из дерева.

Юнне Мориц
В стихах лютует Юнна Мориц!
Так джигитует бранный горец.

Юрию Ряшенцеву
Забвенье крадется на мягких лапах.
Встряхнем, как ведется, перья на шляпах.

Михаилу Тарковскому
Он — Тарковский,
Но только не таковский.

Андрею Чернову
Перейдем через реку
Или через реку?
Как пропеть: «Ку-ка-р-еку»
Или «Ку-ка-ре-ку?»

Аркадию Арканову
Заарканил Арканов умы —
Сердце отдали Гоголю мы.

Михаилу Жванецкому
«Крокодилом» взращен Жванецкий.
Он рассказчик вполне советский.

Михаилу Задорнову
Задорнов не бросит подмоченной лиры.
Плывет на спине по теченью сатиры.

Эдураду Лимонову
Таких, как Лимонов
Не взять без ОМОНов.

Петру Вегину
Из-за гор, из-за морей,
Из-за окон и дверей —
Слышен ты едва-едва,
Вознесенский номер два.

Льву Лосеву
Обыностарним Лосева,
Прогнулась русская ось его.

Василию Аксенову
Жизнь грозится десницей.
Жизнь коварна, как тать.
Тяжело за границей
Аксеновым стать.

Алексею Цветкову
Несвободную «Свободу»
Нам сулит поэт Цветков.
Вместо сих пустых витков
Сочинил бы Бушу оду.

Максиму Амелину, Олегу Чухонцеву
По-марафонски жмет Амелин —
Догнать Чухонцева намерен!
Но несгибаемый Чухонцев
Их крепких, тертых марафонцев.

Евгению Рейну
Дуй без якорей,
Яко Рейн.

Семену Липкину, Инне Лиснянской
Тьфу на царя поэтов Соломона!
Вчера я видел Липкина Семена!
Лиснянскую я тоже видел лично.
И эта пара смотрится прилично.

Александру Ревичу
Он стал поэтом в шестьдесят.
Пронзил сверкающий удар.
Шустря, втащили шесть лисят
Его поэзии радар.
И он уже не просто Ревич, —
Он просто Ревич — Нестаревич.

Ивану Оганову
Он — гений и совсем не гений —
Дитя полярных измерений.
Во сне просил у Мефистофеля
Такую малость — просто «Нобеля».

Олжасу Сулейменову
Почтим вставаньем суверенного
Степного мэтра Сулейменова.
Умолк стиха гремучий джаз.
Где ты сейчас? Эгей, Олжас!

Борису Акунину
Мистерия Акунина
Как травкою окурена.

Виктору Пелевину
За бесхозность
Творцом повелено —
В метро-космос
Швырнуть Пелевина.

Людмиле Улицкой
Наклюнулась идея.
Надумался сюжет.
И ты уже Медея! —
Апчхи! — и ваших нет.

Андрею Волосу
Вещует Волос в полный голос,
Но голос Волоса как волос.

Владимиру Личутину
Волчье! — Уступи чуть-чуть им,
И ты уже не Личутин.

Валентину Распутину
Распутин — это распутица-хрусть
За рваной брежью магнитной.
Святая распутница клонится Русь,
Склоненная грешной молитвой.

Юрию Кузнецову
Ты из небесных кузнецов,
Кующих дар удара.
Земной пиит Ю. Кузнецов,
Сержант из Краснодара.

Владимиру Орлову
Прет из Карлсона Шеврикука,
Ну какая тут к черту скука!
А Данилову между строк
Сам Коровьев поднес цветок.

Леониду Бородину
Мучитель стиля Бородин
С бессмертьем один на один.

Сергею Есину
Все б «ороманил»Есин! —
Да мир для песен тесен.

Светлане Кековой
Не боись Аполлона Григорьева!
Света Кекова, объегорь его!

Вере Павловой
Клубятся в случке правда с кривдой
Под шелест премий дождевой.
И в сотый раз со стенки лифта
К тебе воззвал читатель твой.

Модным поэтессам
Седакова или Постникова,
Или Бек и Николаева, —
Вам бы ситчика, да простенького,
Да есенинского баева.

Александру Ткаченко
Раскален Ткаченко чем-то.
Пламя! Красная лиса!
Эх, пулеметная тачанка,
Все четыре колеса!...

Алексею Дидурову
Ищет славы Дидуров
В цирковой наготе.
Но Дидуров — не Дуров.
Да и звери не те.

Нине Красновой
Зовучая тальяночка!
Соловушкин помет!
Пой девочка-рязаночка,
Сам Боков подпоет.

Юрию Беликову
Для поэзии Юрий Беликов
Перейдет и пролив Берингов.

Алексею Решетову
Ни премий, ни прений…
Ну, стало быть, гений!

Анне Гедымин
Она — поповна и княжна! —
Какого ей еще рожна!

Сергею Телюку
В НЛО открылся люк.
К люку руки тянем.
И явился нам Телюк —
Инопланетянин.

Сергею Касьянову
Съедобна книжка о любви —
Хоть на салат ее руби.

Александру Никитушкину
По ярам и бродам
Твой кукольный путь.
Так будь кукловодом,
Куклой не будь.

Борису Рябухину
Мятежен ты, как Стенька Разин,
А так – вполне благообразен.

Виктору Коркия
Вхожу в метро.
Из бездны взвился Коркия!
Вот это да! Своим глазам не верю я:
Кто сей фантомчик – Сталин или Берия?!
И распластался на арбузной корке я!..

Энтузиасту
Его лирическое кредо:
Любое кресло, но главреда.

Провинциальному поэту
Тебя не хочет знать никто –
Ни мэтры, ни малявки.
Ты как стандартное пальто
В забытой Богом лавке.

Живому, но мертвому
Сгинешь, хоть волком вой!
Время – калач тертый!
Коля Рубцов – живой,
Ты как поэт – мертвый.

Дельцу
Поэт-аналитик,
Любитель игр.
В писаниях – нытик.
В деяниях – тигр.

Автопортрету
Писал бы я стихи за всех
(А я писал за многих!) –
И наработал бы успех
Для рифмачей убогих!