Книжно-Газетный Киоск


РОССИИ ДУХ НЕИСТРЕБИМ


Под таким названием в московском издательстве "Вест-Консалтинг" в сотрудничестве с литературно-творческим объединением МИД России "Отдушина" подготовлен новый сборник стихов. Посвящен он Специальной военной операции.

Со страниц книги к читателям обратился Министр иностранных дел С. В. Лавров. Он подчеркнул, в частности, что во все времена русская классическая литература способствовала продвижению в обществе непреходящих ценностей патриотизма и гражданственности, увековечиванию ратных подвигов наших воинов на поле боя.
"Радует, — продолжал Министр, что эту добрую традицию нам удалось сохранить. Свой вклад в ее развитие призван внести и данный сборник. Он воспевает мужество и отвагу российских солдат и офицеров, которые, как их деды и прадеды в суровые годы Великой Отечественной войны, самоотверженно борются с "коричневой чумой" — неонацистским киевским режимом…"
В сборнике представлена — в том числе — гражданская лирика жителей героического Донбасса, профессиональных поэтов и даже школьников. Но все же большая часть стихов принадлежит перу ныне действующих, а также бывших сотрудников Министерства иностранных дел. "Наша Смоленка" представляет те их работы, которые до сих пор не публиковались или редко печатались на ее страницах. Кто-то, возможно, скажет, что не все стихи безукоризненны в литературном плане, но все они написаны по велению души и от чистого сердца.
Открываем книгу и читаем…



Кирилл БАРСКИЙ


                   * * *

                       Мне все снятся военной поры пустыри,
                       Где судьба нашей юности спета,
                       И летят снегири, и летят снегири
                       Через память мою до рассвета…
                                                                       Михаил Дудин


Я дедушку Мишу ни разу не видел.
Но книжки читая о трудной судьбе
Страны, оказавшейся в пекле событий,
Все чаще я думаю, дед, о тебе.

Прошел всю войну — ведь ты был офицером! —
И принял под Витебском первый свой бой.
Со смертью играл, но остался ты целым.
Как видно, не сладила пуля с тобой.

Твой век был недолгим. От ран и болячек,
От бреда ночей, от загубленных лет,
От взрывов в ушах, от сиротского плача
Ушел ты без срока без времени, дед.

Какой же ты дед? Дед — согбенный, в морщинах,
Тщедушный, в очках и с седой бородой…
А с карточки смотрит красивый мужчина,
Физически крепкий, на вид молодой.

Страну мы отстроили, новые песни
Сложили и новых достигли вершин.
А мне пятьдесят. Я теперь — твой ровесник.
Я знаю, когда ты свой путь завершил.

Я слышал о том, что ты парнем был сложным —
Угрюм, слишком резок, в душе одинок.
Не нам вас судить. Только это, возможно,
Цена лагерей и цена орденов.

Как жалко, мой дед: нашей встрече не сбыться!
Но фото твое пронося над толпой,
В "Бессмертном полку", средь людской вереницы
Мне жизненно важно гордиться тобой.



Анатолий ПШЕНИЧНЫЙ


      БУКЕТ К 9 МАЯ

Я тебя обнимаю,
А тебя рядом нет…
Я к 9‑му мая
Собираю букет —
Из расплывчатых пятен,
Где лишь память да сны,
Из горячих объятий
До войны, до войны…

И боюсь, и тоскую,
Но опять соберусь,
В телефоне целуя
Строчку: "…жди, я вернусь…".
Из полей обожженных
Ты прислал ее сам —
Знают русские жены
Цену этим словам…

А 9‑го ранним
Утром в сквер мы придем
И с малышкою встанем
Перед вечным огнем,
Землякам улыбнемся,
Пустим шарики ввысь…
Ты вернись — мы дождемся!
Мы дождемся — вернись!..

Кто там врет неустанно,
То со зла, то с кручин,
Что в России не стало
Настоящих мужчин?
Они там, где колышут
Вражьи сполохи Русь,
Они там, где нам пишут:
"Жди меня, я вернусь…"

Я тебя обнимаю, а тебя рядом нет
Я к 9‑му мая собираю букет —
Из расплывшихся пятен,
Где лишь память да сны,
Из горячих объятий
До —
       и после войны…



      БЫВАЛО ХУЖЕ

Если сбили с ног —
                        не наповал —
Но больней огня
                   и злее стужи —
Не шепчи бессильно:
                            "Я попал… ",
А скажи себе:
                      "Бывало хуже!.."
Просто, эту боль перетерпев,
Вспомни,
       как в заоблачном "когда-то" —
В кресла сев,
               забыли о тебе
Те, тобой ученые, ребята.
Вспомни, когда предан
                                   подлецом,
Ты упрямо стыл
                  в тюремной клетке,
Как стоял
        с наполненным шприцом
За спиной —
         амбал из контрразведки.
Потому,
        пусть ты почти пропал,
Утонув в забвении,
                           как в луже,
Не шепчи бессильно:
                              "Я попал… ",
А скажи себе:
                    "Бывало хуже!.."



Владимир МАСАЛОВ


      ПРОСЬБА СЫНА ПОГИБШЕГО
      СОЛДАТА В ВОВ 1941–45 гг.


Позовите меня на войну.
Я из тех, кто не струсит в атаке.
На себя сам возьмет тех вину,
Кто слабее за Родину в драке.

Я из тех, кто вовек не забыл
Тех, кто пал за Россию, сражаясь.
В той войне, силой духа питаясь,
Кто защитой для Родины был.

Мне отец в той войне завещал
Сохранить, что они отстояли.
Мне он верил, когда умирал
Под Варшавой, где многие пали.

Мне нельзя его мысли предать,
Мне нельзя быть слабей в этой драке.
Я готов рядовым с теми встать,
Кто не струсит в последней атаке.



Герман ГВЕНЦАДЗЕ


                   * * *

Россия, Россия, Россия,
Волшебное имя твое
Народам окрестным Мессия,
Добра и души бытие.

Россия, Россия — не слово,
Но сталью застывшая твердь
Над миром сияет сурово,
И миру — не умереть.

Россия, чудесная слава,
Добра и души бытие,
Надежды и правды держава —
Да светится имя твое!